Вот лягушка на дорожке. У нее озябли ножки. Значит, ей нужны Теплые штаны, Суконные Зеленые В крапинку! Самуил Маршак

Уснуло озеро; безмолвен лес; Русалка белая небрежно выплывает; Как лебедь молодой, луна среди небес Скользит и свой двойник на влаге

Хоккей когда то был совсем не спортом, А просто заменителем войны. Рубились мы с азартом того сорта, Как будто мстили всему миру мы.

Ах, лето, зелено, голубо И до чего ж ты сердцу любо! Весёло, звонко, голосисто, Румяно, солнечно, лучисто. Как хорошо забыть

Я хлебное дерево Хлебное дерево. Стучи по мне палкой - и знай, собирай Я доброе дерево, Вечнозелёное; Расту на обочинах пыльных дорог.

В глуши бутылочного рая, Где пальмы высохли давно, Под электричеством играя, В бокале плавало окно. Оно, как золото, блестело, Потом

От зноя воздух недвижим, Деревья как во сне. Но что же с деревом одним Творится в тишине? Когда в саду ни ветерка, Оно дрожмя

Там нередко сопки в дыму, Месяцами искрят во тьму. Цвет зеленый – листвяк и кедр. Бурый цвет – гарь на склоне к реке. Этот

Я – зеленый бамбук, я тянусь в синеву, в пустоту, я не вижу преград, но высокая цель неизвестна, собирая тепло, я рисую прямую

Шуми, шуми с крутой вершины, Не умолкай, поток седой! Соединяй протяжный вой С протяжным отзывом долины. Я слышу: свищет аквилон,

Наверх